Хозоперации и налоги: тенденции спорных вопросов (31.01.2013)

Ежедневно суды принимают большое количество решений по налоговым вопросам хозяйственной деятельности организаций и предпринимателей. Отследить их все довольно сложно, однако для того чтобы принять верное решение, необходимо знать тенденции разрешения спорных ситуаций.

Настоящая рассылка предназначена для всех, кто несет ответственность за финансово-хозяйственную деятельность (заключение договоров, ведение учета, сдача отчетности). В ней собраны судебные решения по неоднозначным с точки зрения налогов ситуациям. К каждой подобной ситуации приводятся сведения о наличии или отсутствии аналогичной судебной практики и разъяснений контролирующих органов.

 

Протокол допроса является недопустимым доказательством, если он получен до начала проверки и в нем отсутствует отметка о предупреждении свидетеля об ответственности

Перешедший на УСН правопреемник не восстанавливает НДС, ранее принятый к вычету по переданным при реорганизации в форме выделения основным средствам

Срок исковой давности по кредиторской задолженности в целях включения ее во внереализационные доходы исчисляется заново с момента признания ее должником

 

Протокол допроса является недопустимым доказательством, если он получен до начала проверки и в нем отсутствует отметка о предупреждении свидетеля об ответственности

(Постановление ФАС Московского округа от 25.12.2012 N А40-113120/11-116-305)

Инспекция провела выездную проверку организации и по ее результатам приняла решение о привлечении налогоплательщика к ответственности. В ответственности. В качестве доказательства был представлен, в частности, протокол допроса свидетеля. Организация оспорила это решение налогового органа в суде, ссылаясь среди прочего на недопустимость такого доказательства.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций удовлетворили требования налогоплательщика в этой части. По мнению судов, протокол допроса свидетеля является недопустимым доказательством, так как он был получен с При этом суды исходили из следующего. Допрос был проведен за три месяца до начала проверки, то есть вне мероприятий налогового контроля в отношении организации. Более того, согласно п. 5 ст. 90 НК РФ перед получением показаний свидетеля необходимо предупредить об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний. В протоколе допроса должна быть соответствующая отметка, удостоверенная подписью свидетеля. Однако, как указали суды, в рассматриваемом документе такая отметка отсутствует.

Тенденция вопроса
Арбитражные суды ранее уже приходили к выводам, что проведение допроса вне рамок проверки свидетельствует о признании соответствующего протокола недопустимым доказательством, но чаще всего в подобных случаях речь идет о составлении протокола уже после окончания соответствующей проверки (см., например, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 24.11.2011 N А46-3658/2011, ФАС Московского округа от 11.06.2010 N А40-128934/09-13-1050, ФАС Дальневосточного округа от 26.05.2009 N А51-13137/2007). Однако есть и противоположные решения - в частности, Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.06.2012 N А19-14702/2011 и от 05.05.2012 N А19-8142/2011, ФАС Московского округа от 21.06.2010 N А40-106850/09-20-849 и др. При этом некоторые суды отмечали: если допрос проводился после окончания проверки, то есть вне мероприятий налогового контроля, но свидетель вызывался на допрос в течение проверки, то протокол допроса может быть использован в качестве доказательства (см. Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.09.2012 N А33-20819/2011, ФАС Западно-Сибирского округа от 04.06.2008 N А27-9787/2007-6).

Что же касается отсутствия отметки о предупреждении свидетеля об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний, то подавляющее большинство арбитражных судов на уровне кассационных инстанций указывают, что данный факт является основанием для признания протокола допроса недопустимым доказательством (см. Постановления ФАС Московского округа от 07.06.2011 N А40-32757/10-142-195, ФАС Западно-Сибирского округа от 28.01.2009 N А46-10541/2008 и др.). Следует, однако, отметить: если речь идет о необходимости разъяснить свидетелю конституционные права, гарантированные, в частности, ст. 51 Конституции РФ, а также об обязанности предупредить его об уголовной ответственности, то арбитражная практика не так однозначна (подробнее см. Энциклопедию спорных ситуаций по части первой Налогового кодекса РФ).

 

Перешедший на УСН правопреемник не восстанавливает НДС, ранее принятый к вычету по переданным при реорганизации в форме выделения основным средствам

(Постановление ФАС Уральского округа от 21.12.2012 N А76-6054/2012)

Компания провела реорганизацию в форме выделения, в результате которой было создано новое юрлицо, впоследствии перешедшее на УСН. Этому лицу по разделительному балансу было передано здание с неотделимыми улучшениями без выделения и передачи сумм НДС. Данный налог ранее был принят к вычету правопредшественником. Инспекция провела выездную проверку выделенной организации и по ее результатам приняла решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за неисполнение обязанности по восстановлению НДС при переходе на спецрежим. Выделенная организация оспорила это решение в суде.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций заявленные требования налогоплательщика удовлетворили. Свою позицию суды аргументировали следующим образом. Из анализа подп. 2 п. 3 ст. 170 НК РФ следует, что при реорганизации субъектом, который обязан восстановить НДС, признается налогоплательщик, передающий имущество и принявший НДС к вычету (получивший возмещение указанного налога), а не его правопреемник (в рассматриваемом случае правопреемник вычета не получал). Более того, согласно п. 8 ст. 162.1 НК РФ в рамках реорганизации в случае передачи, в частности, основных средств, при приобретении которых НДС был принят к вычету реорганизованным лицом, такое лицо данный налог не восстанавливает. По мнению судов, ранее возмещенный правопредшественнику НДС может быть восстановлен только им же, так как у этого лица за счет возмещения сформировался источник восстановления налога при наличии установленных законом оснований. Правопреемнику задолженность по НДС в соответствии с разделительным балансом не передавалась, значит, источник восстановления спорных сумм у него не сформирован.

Кроме того, суды указали, что ст. 346.25 НК РФ, которая предусматривает обязанность восстановления НДС при переходе на УСН, в данной ситуации не применяется, так как организация, которая получила возмещение налога из бюджета, сохранила общий режим, а на УСН перешел один из его правопреемников, который указанное возмещение не получал.

Тенденция вопроса
Аналогичные выводы об отсутствии обязанности правопреемника восстанавливать НДС по переданному имуществу при переходе на УСН содержат Постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2011 N А27-9223/2011, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.05.2012 N А60-50635/2011. Следует отметить, что контролирующие органы придерживаются противоположной точки зрения (см., например, Письмо Минфина России от 30.07.2010 N 03-07-11/323 и Письмо ФНС России от 14.03.2012 N ЕД-4-3/4270@).

 

Срок исковой давности по кредиторской задолженности в целях включения ее во внереализационные доходы исчисляется заново с момента признания ее должником

(Постановление ФАС Поволжского округа от 18.12.2012 N А57-11/2012)

По результатам выездной проверки инспекция приняла решение о привлечении организации к ответственности, в связи с чем доначислила налог на прибыль, начислила пени и штраф. Основанием для такого решения послужил, в частности, вывод о неправомерном занижении налогооблагаемой базы, поскольку организация не учла во внереализационных доходах проверяемого периода сумму кредиторской задолженности, по которой истек срок исковой давности. Организация обратилась в суд с заявлением о признании решения налогового органа недействительным.

Судами первой, апелляционной и кассационной инстанций требования налогоплательщика в указанной части удовлетворены. При этом суды руководствовались следующим. Организация имела просроченную кредиторскую задолженность по простым процентным векселям. По мнению налогового органа, срок исковой давности по соответствующей кредиторской задолженности истек в проверяемый период. Однако согласно ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается, если обязанное лицо совершает действия, свидетельствующие о признании долга. После перерыва этот срок начинает исчисляться заново. Как указали суды, до момента истечения срока исковой давности с даты составления векселей организация признала свои обязательства по ним перед векселеприобретателем (подтверждено актом сверки задолженности). На основании этого суды пришли к выводу, что с данного момента срок исковой давности по названной кредиторской задолженности начинает исчисляться заново. Значит, оснований для включения спорной суммы в состав внереализационных расходов не было.

Тенденция вопроса
Ранее арбитражные суды неоднократно приходили к аналогичным выводам (см., например, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 30.10.2012 N А45-9212/2012, ФАС Поволжского округа от 07.11.2012 N А57-7766/2011 и от 11.10.2010 N А55-38860/2009).


Template

Новости сайта

Новое на форуме

No messages to display