Хозоперации и налоги: тенденции спорных вопросов (16.08.2012)

Ежедневно суды принимают большое количество решений по налоговым вопросам хозяйственной деятельности организаций и предпринимателей. Отследить их все довольно сложно, однако для того чтобы принять верное решение, необходимо знать тенденции разрешения спорных ситуаций.

Настоящая рассылка предназначена для всех, кто несет ответственность за финансово-хозяйственную деятельность (заключение договоров, ведение учета, сдача отчетности). В ней собраны судебные решения по неоднозначным с точки зрения налогов ситуациям. К каждой подобной ситуации приводятся сведения о наличии или отсутствии аналогичной судебной практики и разъяснений контролирующих органов.

 

Инспекция вправе наложить арест только после вынесения решения о взыскании недоимки за счет имущества налогоплательщика

Сам по себе факт неверного указания КБК не влечет признание обязанности по уплате страховых взносов неисполненной

Безнадежную дебиторскую задолженность ликвидированной организации можно учесть в расходах по результатам инвентаризации в периодах, следующих после периода ликвидации должника

 

Инспекция вправе наложить арест только после вынесения решения о взыскании недоимки за счет имущества налогоплательщика

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31.07.2012 N А75-9195/2011)

По результатам выездной проверки инспекция доначислила организации налоги и приняла решение о привлечении ее к ответственности. В связи с тем что требование об уплате налога, выставленное на основании этого решения, не было исполнено в срок, руководитель налогового органа вынес постановление о наложении ареста на имущество налогоплательщика. Позднее организация погасила задолженность, и арест был отменен. Однако, полагая, что решение о наложении ареста было неправомерным, налогоплательщик оспорил его в суде.

Суд первой инстанции отказал организации в удовлетворении заявленных требований. Однако суды апелляционной и кий поддержали позицию налогоплательщика, исходя из следующего.

Согласно п. 1 ст. 77 НК РФ арест имущества производится, если налогоплательщик в срок не уплатил налог и у инспекции есть достаточные основания полагать, что он скроет свое имущество или скроется сам. Кроме того, п. 3 указанной статьи предусматривает, что арест может быть применен только как обеспечительная мера при взыскании недоимки за счет имущества в соответствии с ст. 47 НК РФ. То обстоятельство, что в п. 1 ст. 77 НК РФ нет такого ограничения для применения ареста, как обязательное предварительное принятие решения о взыскании задолженности по налогам и сборам за счет имущества, не означает, что данного ограничения в силу п. 3 ст. 77 НК РФ не существует.

Из анализа данных положений следует, что принятию постановления об аресте должно предшествовать принятие решения о взыскании недоимки за счет имущества налогоплательщика в соответствии со ст. 47 НК РФ.

Тенденция вопроса
Аналогичную позицию арбитражные суды занимали и ранее (см., в частности, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 06.07.2010 N А43-40192/2009, ФАС Западно-Сибирского округа от 14.01.2009 N Ф04-8090/2008(18635-А45-25) и от 22.04.2008 N Ф04-2548/2008(3979-А67-23), ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.11.2008 N А78-1188/08-С3-10/56-Ф02-5565/08, ФАС Центрального округа от 20.12.2007 N А68-2756/07-78/11). Однако ФАС Дальневосточного округа в Постановлении от 28.05.2004 N Ф03-А73/04-2/1128 пришел к выводу, что, исходя из положений Налогового кодекса РФ, арест как способ обеспечения налогового обязательства может быть наложен до начала процедуры взыскания налогов.

 

Сам по себе факт неверного указания КБК не влечет признание обязанности по уплате страховых взносов неисполненной

(Постановление ФАС Уральского округа от 26.07.2012 N Ф09-4189/12)

При перечислении страховых взносов на обязательное медицинское страхование в бюджет ФФОМС учреждение неверно указывало в платежных поручениях КБК. В связи с этим перечисленные суммы поступали на счет органа ПФР. Полагая, что страховые взносы уплачены в бюджет ФФОМС несвоевременно, Управление ПФР как администратор соответствующих поступлений выставило плательщику требования об уплате недоимки, пеней и штрафов. Учреждение сочло их недействительными и обратилось с заявлением в суд.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали позицию плательщика и обосновали это так. Обязанность по уплате страховых взносов считается исполненной со дня предъявления в банк поручения на перечисление денежных средств в бюджет соответствующего государственного внебюджетного фонда на соответствующий счет Федерального казначейства (с указанием соответствующего КБК) при условии, что на счете плательщика имеется достаточный денежный остаток (п. 1 ч. 5 ст. 18 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ). В ряде случаев обязанность по уплате страховых взносов не признается исполненной. В частности, это происходит, если при указании КБК плательщик допустил ошибку, которая привела к неперечислению суммы взносов в бюджет соответствующего фонда на соответствующий счет (п. 4 ч. 6 ст. 18 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ).

Согласно п. п. 1, 2 ст. 40 Бюджетного кодекса РФ доходы от налогов, страховых взносов, иных обязательных платежей зачисляются на счета органов Федерального казначейства для их последующего распределения между бюджетами, включая бюджеты государственных внебюджетных фондов. Денежные средства считаются поступившими в доходы соответствующего бюджета бюджетной системы РФ с момента их зачисления на единый счет этого бюджета. Администратор доходов бюджета принимает решение о зачете платежей в бюджеты бюджетной системы РФ или об уточнении платежей и уведомляет об этом орган Федерального казначейства (ст. 160.1 Бюджетного кодекса РФ). Таким образом, ПФР как администратор страховых взносов с 2010 г. обладает полномочиями по уточнению платежа.

В данном случае перечисленные учреждением суммы страховых взносов поступили на счет соответствующего органа ПФР как администратора страховых взносов. Таким образом, допущенная плательщиком ошибка в оформлении платежного документа не привела к неперечислению взносов в бюджет. Сам по себе факт неправильного указания КБК не является основанием для признания обязанности по уплате страховых взносов неисполненной. В связи с этим было признано, что заявленные плательщиком требования подлежат удовлетворению.

Тенденция вопроса
К аналогичным выводам арбитражные суды приходили и ранее (см. Постановления ФАС Северо-Западного округа от 29.11.2011 N А05-13808/2010 , ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.05.2011 N А69-2195/2010).

Подобная ситуация может возникнуть и при перечислении взносов в ПФР (у взносов на страховую и накопительную части трудовой пенсии разные КБК). В этих случаях суды также приходят к выводу, что неверное указание КБК не свидетельствует о неисполнении обязанности по уплате страховых взносов (см. Постановления ФАС Поволжского округа от 09.08.2011 N А57-12787/2010 (оставлено в силе Определением ВАС РФ от 02.12.2011 N ВАС-15419/11), ФАС Северо-Кавказского округа от 29.07.2010 N А53-192/2010).

 

Безнадежную дебиторскую задолженность ликвидированной организации можно учесть в расходах по результатам инвентаризации в периодах, следующих после периода ликвидации должника

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15.06.2012 N А63-3430/2010)

В связи с ликвидацией должников организация признала дебиторскую задолженность нереальной ко взысканию и включила ее в расходы на основании приказа руководителя и актов инвентаризации. При этом указанная задолженность была списана в более поздних периодах, чем период внесения записи о ликвидации должников в государственный реестр. Такой порядок отнесения к расходам безнадежной задолженности налоговый орган по результатам выездной проверки признал неправомерным. Налогоплательщик оспорил решение инспекции в суде.

ФАС Северо-Кавказского округа поддержал налогоплательщика в силу следующего. Безнадежными признаются те долги, по которым истек срок исковой давности, а также те, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ввиду ликвидации организации (п. 2 ст. 266 НК РФ). При этом суммы безнадежных долгов для их признания при исчислении налога на прибыль должны подтверждаться документами, оформленными согласно действующему законодательству.

В силу ст. 12 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" организации обязаны проводить инвентаризацию имущества. В соответствии с п. 77 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ (утв. Приказом Минфина России от 29.07.1998 N 34н) дебиторская задолженность, по которой срок исковой давности истек, а также другие долги, невозможные для взыскания, списываются на основании данных инвентаризации согласно письменному обоснованию и приказу (распоряжению) руководителя организации и относятся соответственно на счет средств резерва сомнительных долгов либо на финансовые результаты. Следовательно, безнадежные долги включаются в расходы по результатам проведенной инвентаризации.

Суд указал, что информация о ликвидации должников не была общеизвестной и документы, подтверждающие данные факты, у организации отсутствовали. Кроме того, списание дебиторской задолженности в периодах ликвидации должников налогоплательщик не производил.

Таким образом, суд признал, что организация правомерно учла во внереализационных расходах задолженность, нереальную ко взысканию в связи с ликвидацией должников, на основании приказов руководителя, принятых по результатам проведения инвентаризации, несмотря на то что должники были исключены из ЕГРЮЛ в предыдущих периодах.

Тенденция вопроса
К аналогичному выводу приходят и другие арбитражные суды (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 04.10.2010 N А05-17414/2009, ФАС Уральского округа от 11.05.2010 N Ф09-3393/10-С3).

Однако Минфин России считает, что признание долга безнадежным в связи с ликвидацией должника осуществляется только в периоде внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ (Письмо от 28.03.2008 N 03-03-06/4/18), и некоторые арбитражные суды придерживаются такого же подхода (Постановления ФАС Московского округа от 10.04.2012 N А40-77879/11, ФАС Уральского округа от 11.10.2010 N Ф09-8380/10-С3 (Определением ВАС РФ от 08.02.2011 N ВАС-795/11 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ)).